После того, как я установил и настроил все свое осветительное оборудование, и после того, как пришел «самый главный вахтер» и настоятельно попросил «не нарушать» установленные правила, а затем примерно с десяток пожилых женщин в униформе синего цвета, как по команде, бросились зорко следить за каждым движением моего объектива (не дай бог, через открытые двери из боковых залов в кадр «просочатся» развешанные на стенах там музейные экспонаты), я понял, фотосессия будет сложной. Ведь любой хороший снимок, прежде всего, вдохновение, драйв, кураж и фарс, если всего этого нет, то на результате замечается сразу. И настрой – стоит ему испариться, и все, можно даже не начинать. Тут и проявляется профессионализм – в любых условиях необходимо суметь обеспечить приемлемый для заказчиков результат. Кое-как удалось договориться об использовании маломощных системных вспышек (но строго без рассеивателей, ибо с ними – «низзя», логике это не поддается), а также упросить персонал снять чехол с рояля, на время съемки. Когда ж государства, на уровне своих вахтеров, перестанут бояться человека с фотоаппаратом? Риторический вопрос.

Помимо обозначенных нюансов, фотографу полезно учитывать две вещи: смешанный свет и особенности работы автоматики против контры из окон. Богатые по-королевски люстры, их пришлось упрашивать включить (хорошо хоть, денег за это не берут, пока), оснащены энергосберегающими лампами, спектр света от которых совершенно «не бьется» с естественным освещением от огромных окон. А оно, в свою очередь, представляет собой мощный источник контрового света, который автоматика фотокамер сильно не любит, начиная тупить, неправильно определять экспозицию (и некорректно дозировать световые импульсы на внешние системные вспышки), цветовой баланс, и лажать с фокусировкой. Поэтому снимать там (как, впрочем, и везде), лучше в мануальном режиме. За исключением фокусировки, пожалуй, ее можно доверить автоматике – достаточно лишь внимательнее обычного ее контролировать.